Центробанк не хочет смягчать требования к капиталу банков под предлогом санкций, заявила в пятницу председатель Банка России Эльвира Набиуллина.

«Мы вводим нормативы, буферы капитала не потому, что этого требует «Базель III», а потому, что это нужно для лучшей защиты клиентов банка — вкладчиков, кредиторов банка. Наши банки должны быть хорошо капитализированы, поэтому под предлогом санкций или еще чего-то мы не хотим смягчать требования по регулированию. Санкции — это не повод для того, чтобы наши банки были менее финансово устойчивыми», – сказала она (цитата по «Интерфаксу»).

На прошлой неделе президент ВТБ Андрей Костин предложил «переосмыслить наши международные обязательства». «Базель III» предусматривает, что крупнейшие российские банки – их всего 10 – должны создать капитал на 3 процентных пункта выше, чем любой другой банк. Цена вопроса для банка ВТБ за 2017 г., 2018 г. – и еще предстоит 2019 г. – 450 млрд руб. капитала», – сказал Костин. «Я поддерживаю Эльвиру Сахипзадовну, но мне кажется, что скорость этих изменений надо поприжать… У меня нет сегодня рынка. Я $14 млрд поднял на рынке для банка ВТБ, больше такой возможности у меня нету. Значит, либо идти в правительство, не платить дивиденды, либо дать какую-то рассрочку мне, потому что я санкционный банк», – пояснил он.

Костина тогда поддержал первый вице-премьер-министр финансов Антон Силуанов. «Считаю, что действительно в нынешних условиях нам не надо бежать впереди планеты всей. Тем более что вокруг России, вокруг наших банков приняты решения об ограничении их деятельности. Поэтому я думаю, нам нужно вместе с ЦБ серьезно все это взвесить, мы уже разговаривали с руководством ЦБ на этот счет. Сейчас вот, думаю, настало время принимать какие-то решения в этом направлении», – заявил Силуанов. По его словам, есть вопрос, как обеспечить защищенность и следует ли ее обеспечивать отвлечением капитала. «Мы договорились, что эта тема будет подниматься в ходе встреч на уровне правительства и регулятора. Посмотрим, пообсуждаем, думаю, что найдем взаимоприемлемое решение», – сказал он.

Для системно-значимых банков – к ним относятся Сбербанк, ВТБ, Россельхозбанк, Газпромбанк, Альфа-банк, Росбанк, Юникредитбанк, Райффайзенбанк, Промсвязьбанк, «ФК Открытие» и Московский кредитный банк (МКБ) – предусмотрены два коэффициента, которые растут год от года. Это надбавка для поддержания достаточности капитала и надбавка за системную значимость.

Так, начиная с 1 января 2016 г.надбавка для поддержания достаточности капитала составляла 0,625% и увеличивалась с каждым годом: на 1 января 2017 г. она составляла уже 0,625%, на 1 января 2017 г. – 1,25%, с 2018 г. – 1,875%, а к 1 января 2019 г. будет 2,5%. Надбавка за системную значимость с 1 января 2016 г. составляла 0,15%, с 1 января 2017 г. – 0,35%, с 1 января 2018 г. – 0,65%, а с начала 2019 г. она достигнет 1%.

«Итого сейчас системно значимые банки должны иметь норматив базового капитала Н1.1 на уровне 7,25%, а должны будут держать его не ниже 8%. Норматив достаточности основного капитала Н1.2 – 8,525% и 9,5% соответственно. Норматив достаточности общего капитала – 10,525% и 11,5%», – подсчитал аналитик Fitch Александр Данилов. У ВТБ на 1 августа Н1.1 составляет 7,98%, Н1.2. – 9%, Н1 – 11%. «Текущий нормативы у ВТБ ниже тех, которые надо будет соблюдать с учетом надбавок с 1 января 2019 г. Если ВТБ за август-декабрь будет зарабатывать прибыль теми же темпами, что и за предыдущие семь месяцев, то госбанк сможет соблюдать нормативы с буферами, хоть и с маленьким запасом. При этом сказаться могут волатильность на рынке (например, отрицательная переоценка ценных бумаг) и ослабление рубля», – говорит Данилов.

Только временная поддержка

При неблагоприятном развитии ситуации ЦБ окажет временную поддержку банкам, пообещала Набиуллина. «Но это временное решение, это как мы делали в 2014 г., и такая политика показала свою эффективность. Мы даем время банкам приспособиться к новым внешним условиям, которые могут влиять на их балансы», – пояснила она. Никакого триггера по курсу нет, указала она: ЦБ отслеживает влияние тех или иных факторов, это может быть резкое изменение цен на некоторые активы. «Мы постоянно мониторим ситуацию, финансовое положение этих банков, в зависимости от этого при необходимости могут быть приняты решения. Но, на наш взгляд, сейчас такой необходимости нет, и мы не видим в ближайшее время, что она в ближайшее время возникнет», – сказала Набиуллина.

В 2014 г. ЦБ установил льготный курс для расчета нормативов, который банки использовали до конца 2015 г. Похожая ситуация была в предыдущий кризис: в конце 2008 г. ЦБ разрешил банкам не проводить переоценку ценных бумаг после обвала фондового рынка. В 2014 г. курс доллара вырос на 68,6%, евро – на 51,5%, а дневные колебания доходили до 10%.

Источник: www.vedomosti.ru